Навигация

Добро пожаловать

Пользователь (Логин):

Пароль:


Запомнить


Пассажироперевозки для своих

В сети
Гостей: 15
Пользователей: 0
На этой странице: 1
Пользователей: 3820, Новичок: Верченко



СВВАУЛШ-77. ВТОРОЙ КУРС


СВВАУЛШ-77. ВТОРОЙ КУРС


Глава 6. Первый Чемпионат ПВО.


Как обычно, утром пошли в баню – кое-кто и пошёл в баню, остальные разбрелись по Кореновску. Взяли штук пять лодок, искупались, и стали потихоньку собираться. В 11часов собрались 12 человек и пошли пешком на пляж. Видели инструктора Щелкунова, он проезжал на мотоцикле. На пляже видели ещё одного инструктора Коняшова. Расположились на берегу, врубили маг, искупались. Валезнев с Лёвой привели двух девчонок. Стали бросать друг друга в воду. Пришёл Балабанов с родителями. Кто-то сказал – «За нами!» Обернулись – на пляж въезжает ГАЗ-66. К нам подошёл Кондратенко, сказал, чтобы мы собирались. Сели в машину и двинулись. Крагель «сорвался» сразу – у него слишком много грехов, чтобы попадаться и на этот раз. Перед автопарком «сорвался» и Артюхов. Построили эскадрилью, Пронин не нашёлся даже что сказать. Нет ещё пятерых, стали их ждать, искали и ждали. Пришли они к ужину.




[ Июнь 1975г – аэр. Кореновск – Наша эскадрилья. ]


После завтрака Пронин взял меня и Кукуева выкладывать посадочное «Т» - прилетает самолёт с инструкторами. Засели за Термодинамику, сегодня должны закончить. Прилетел самолёт, наши инструктора не прилетели. Только Сидоров с женой и дочкой.


ТРД (Теория Реактивного Движения) кончили. Весь день кое-как «кантовались», завтра полёты во вторую смену. Все с ума по сходили на почве шахмат - ни одной минуты доска не бывает свободной. Особенно «зверствуют» Зверев и Лёва.


С Саней Горошко и Мишей Бочковым печатали фотки, отослали и нашим в Холодногорск. Отдал одну большую фотку Элки в полёте Ноздрачёву. Сегодня не летаем – не прилетели Осецкий и Капаев, загораем. Пушкин своим самоходчикам объявил сутки ареста каждому.




[ Июнь 1975г – аэр. Кореновск - Ваня Горбачёв на «пневмотренажёре». ]


Кондратенко говорит, что комэск сказал ему, чтобы он отвёз нас купаться в понедельник или вторник и, если бы мы сами не ушли в воскресенье, то нас повезли бы.


Осецкий собрал всех нас. В классе аэродинамики. Разбирался с воскресными похождениями. Объявил Ткаченко, Макушеву и Гвозденко по трое суток, остальным – неувольнение до конца месяца.


Приехал новый инструктор лейтенант Ершов. Из госпиталя вернулся Николаев, Зайцев вылетел впервые после апреля, что-то у него не получилось с переводом в Холодногорскую эскадрилью. Сильный ветер, летали по второму варианту, самостоятельных нет – дымка, видимость до трёх километров. Лёва два раза по возвращению из зоны пролетал аэродром, летел в Платнировскую.




[ Июнь 1975г – аэр. Кореновск – Юра Обухов и Женя Шманёв. ]




[ Июнь 1975г – аэр. Кореновск – Саня Горошко с «коллегой». ]


У меня сегодня крайние круги. Ветер встречный, посадка на оборотах. Во втором полёте после четвёртого разворота установил положенные обороты, а скорость не падает, убрал совсем, снова не падает, всё время 250, а должно быть 230. На выравнивании – 230, когда должно быть 200. Оказывается, я закрылки выпустил не полностью. То есть во взлётное положение.


На старте наши пашут, «квадрат» решили заасфальтировать, вот и обкладывают кирпичом. Солдаты привезли откуда-то спелые абрикосы.


Наконец-то сдал карту Пронину, вернее – наконец он принял. Инспектор написал рапорт начальнику училища о том, что «летать он хочет, но в армии не продержится, так как слишком много несправедливости». Хочет отдать лично Голодникову, когда тот прилетит сюда. Сейчас Инспектор то в наряде, то - моторист.


До завтрака нас всех собрал Карпов в летнем клубе и рассказал, что произошло в Аджикабуле, в полку Армавирского училища:


— Молодой инструктор, лейтенант был в зоне с курсантом первого курса, выполняли штопор. Инструктор ввёл самолёт в штопор, курсант стал выводить. Инструктору показалось, что самолёт не выходит из штопора, он стал выводить сам, снова не выходит. Инструктор даёт курсанту команду катапультироваться и катапультировался сам. Курсант пробует управление, самолёт к этому времени вышел из штопора сам, управление действует, он доложил РП, зашёл на посадку и сел!




[ Июнь 1975г – Кореновск – Лодка на прокат на городском пруду. ]




[ Июнь 1975г – аэр. Кореновск – Элка на посадке. ]


У меня сегодня три заправки по 13-му Упражнению. Когда КЗ узнал, что я уже отлетал это упражнение и сдал зачёт штурману, пошёл в штаб переделывать плановую. Сегодня я должен был лететь уже сам. Но, плановую не изменили, оставили так. В южной зоне с Зайцевым из пикирования я слишком сильно потянул и долго не отпускал ручку – на какое-то время в глазах потемнело. В последней заправке сделали штук восемь штопоров, я себе даже руку сбил.


На подъём пришёл дежурный, нашёл дневального, заставил его объявить подъём. Дежурный ушёл, эскадрилья спала ещё ровно час.


До ужина кое-как перекантовались, Духота на улице страшная, температура +36 градусов, никакого ветра. Я заступил дневальным, стою с двух часов ночи до шести, но «стою» - это скорее нечто символическое. Дневальный днём к тумбочке подходит только из-за телефона, а ночью…


Наши пошли на танцы, не взяли «самоходчиков». Вернулись с танцев примерно в одиннадцать часов. Сапа сразу лёг спать – «тёпленький», остальные – «подогретые».


Кукуев откуда-то узнал, что Филипенков, которого в прошлом году списали, собирается поступать в училище ГВФ на штурмана. Меня запланировали на понедельник на допуск в зону с КЗ и две заправки «сам».


Дежурный – молодой литер, техник с третьей эскадры, приходил в половине второго ночи проверять личный состав. Не досчитался одного, разбудил Рудольфа, выяснил, что двое в отпуске. Я просидел четыре часа у транзистора, в четыре часа снова пришёл дежурный. Только что пришёл Глотов в гражданке. Днём духота, все разбрелись. Сухой притащил откуда-то ведро абрикос, все столпились у ведра и жуют. Завтра полёты в первую смену, я вылетаю в зону.


Первая заправка с Капаевым, дали западную зону, что-то у меня замкнуло и я вместо того, чтобы вводить в пикирование с горизонта, вводил с угла 20 градусов. Потом на посадке вместо шасси выпустил закрылки полностью. Капаев выпустил меня. Полетел я в десятую зону, взял курс, прошёл время, оглядываюсь и не могу найти центра зоны. Пока я виражил, РП запросил мои действия и дал команду пройти минуту с курсом 90 – я был между 9-ой и 10-ой зонами. Занял зону, потом всё было нормально. Следующая заправка – в 11-ую зону, шёл уже туда не по курсу, а по автотрассе.


Прилетел Ивлев, начали съезжаться спортсмены. У нас будет проводиться первый чемпионат ПВО по самолётному спорту на Л-29. Теперь каждую лётную смену будут забирать у нас как минимум час. В Слепце в субботу разломали самолёт на «козле». Сегодня в Холодногорске курсант Алексеев отбил носовую стойку. Нам почти всем дали контрольные круги. Завтра я лечу с Осецким в зону и два круга, потом сам две зоны.


Сегодня спортсмены тренируются, выполняют пилотаж над точкой. Потом ходили по маршруту с выходом на точку на высоте 200 метров. Я летал в 11-ую зону и в 9-ую. В девятой я был один раз и давно, думал, что найду не сразу. Но ничего, нашёл.


Лёве вложили в подушку утюг, он «икру метал». КЗ обещал проводить проверки с инструкторами, сегодня «присутствовал» Бочарников, проверялись два раза.


Славка Овчинский прислал из Холоднаря письмо, делится новостями – Кот получил капитана, но мечтает о двух просветах (это майорские погоны). Серенков на посадке «пытался» поломать самолёт, но не получилось.


Со Шманёвым летаем на одном самолёте. Три заправки подряд летали в 11-ую зону. На переруливании на 107-ом самолёте пробили пневматик, невезучий самолёт – в Слепце у него же движок встал. Шеф с Борькой Гуриным ходили на колхозный «стан», принесли абрикосы, теперь Трифон поехал на тягаче туда же. Инспектора и Макушева отвезли на губу, выйдут в воскресенье.


С утра погнали на полосу, маркировали, пошёл дождь. Егор Петрович, это прапорщик, комендант аэродрома, хотел, чтобы мы ещё и за третью эскадрилью пахали, но мы послали его подальше.


Осецкий проводил наземку по штопору, что-то слишком много внимания в последнее время штопору. После обеда проводили предварительную. Я сидел часа три, не отрываясь – нарисовал район полётов в радиусе 300 км, штурманский план, расписал «козла», взмывание.


Прилетел Ли-2 - привёз спортсменов, Капканщикова и Иноземцева – инспектора ПВО. Будет здесь проводиться Первый Чемпионат ПВО по самолётному спорту. Осецкий разрешил идти в кино. Идём на «Последний патрон» - на летнюю эстраду. Пронин сказал:


— Кто не сдаст район в радиусе 300 км, до завтрашних полётов, летать не будет.


Сдают уже сейчас.




[ 30.06.75 – аэр. Кореновск – Знакомимся с Ил-14. ]


С утра слышны какие-то взрывы. Все окна заняты – орлы наши занимаются «дралоскопией», рисуют район полётов. Это, когда накладывается лист бумаги на карту, всё вместе прижимается к стеклу и карандашом рисуется на листе характерные ориентиры с просвечивающейся карты.


У меня сегодня полёт парой и по маршруту. Взлетели первыми спортсмены и Иноземцев. Над точкой облачность – спортсменам полёты забили. Первая заправка – я с Зайцевым, Вовенок с Прониным, он летит на допуск. У меня первый полёт парой, такое ощущение, что впервые в воздухе – так необычен этот полёт. Пронин всё время машет нам руками – принижение. И, чтобы мы отошли подальше. Полетел с Зайцевым по маршруту, на месте первого поворотного – какой-то карьер. Прилетели и сразу же третья заправка – летим парой. Я с Зайцем ведущие и Вовенок – сам. Вовенок подходит близко, Заяц кроет его, чуть ли не в истерике, машет ему кулаком. Мы сделали только один круг, РП нас погнал на посадку – испортилась погода. Самолёты с ЦЗ перегоняли своим ходом. Кто успел, тот «захватил» самолёт.


Капканщиков отстранил от полётов Шефа, Здатченко, Швеца и Ларского – для того, чтобы они что-то там нарисовали?! Нас всех отправили на «der Pachotа». Наши пробивают культпоход. Кондрат говорит:


— Идите, но только до 21.30.


Наши всё-таки ушли, в казарме осталось нас человек восемь.


Вернулись наши где-то к десяти часам. Сапа пришёл с разбитой губой - «познакомился» где-то с гражданскими. Приволокли Трифона, он очень «спокоен» и сразу лёг спать. На улице был дождь, но они «организовали» у ДК танцы.


На завтраке Трифон выпил и мой кефир, говорит, что после «вчерашнего» помогает. Сегодня «хозяйственный день», готовим территорию к Чемпионату. Вечером пробовали организовать культпоход – ничего не вышло.


Сегодня прилетело три самолёта: «Пчёлка», Ил-14 и Ан-2. Парашютисты будут прыгать во время соревнований. Ну, а после соревнований – и мы попрыгаем. Из училища прилетели курсанты-штурмана, четыре человека – привезли авиамодели.


Капаев после ужина забрал с собой пятнадцать человек на полосу размечать ВПП на «зелёнке». Начали с одного конца – ширина 40 м, пока пришли к другому концу, ширина оказалась 30 м. Переделывали уже затемно.


Прыгали парашютисты, делали затяжные прыжки, фигуры разные. Потом за самолётом на верёвке таскали Анцупова.




[ 02.07.75 – аэр. Кореновск – На «верёвке» за Ан-2 «таскали» Анцупова. ]


С утра у спортсменов облёт самолётов. Всё наше второе звено – мотористы. Встали на полчаса раньше и двинули на аэродром. Снова готовятся парашютисты. Я сегодня иду на кухню дежурным, завтра – второе июля - открытие Чемпионата, а я буду торчать в наряде. Приехал из Холодногорска Хабик (Хабибулин), сразу дневального «вздрючил». Заставил мыть всю казарму. Прилетел зам командующего истребительной авиации ПВО. С ним прилетел сын маршала Савицкого с адьютантом, будет поступать в училище.




[ 02.07.75 – аэр. Кореновск – Открытие Первого чемпионата ПВО по самолётному спорту. ]


Без двадцати пять начпрод пришёл и разбудил меня, на кухне все сейчас ходят на задних лапках. Сапа с двух до шести «караулит» на аэродроме три МиГ-17. Их пригнали сюда из Тихорцка на Открытие Чемпионата. В 8.30 открытие Чемпионата. Из Кореновска повалил народ, понаехало машин. Над трибунами прошёл МиГ-17 из Тихорецка, за ним ещё пара, над самой трибуной выпустили сигнальные ракеты. Потом прыгали парашютисты. Прыгали с плакатами, с горящими шашками. Один прыгал с тремя парашютами - выпускает один, отцепляется, от него, выпускает другой и так далее. Таскали Анцупова за Ан-2 «на верёвке».


Начались соревнования, гражданские стали расходится. На кухню приехала машина, загрузили закуску, на складе взяли три ящика водки «Экстра».




[ 02.07.75 – аэр. Кореновск – А я на кухне… ]


Узнали новость – в Ханкале утром при полёте по кругу в районе второго разворота упал самолёт. Обломки самолёта нашли, курсанта нет. Это пока всё, что известно. Курсант первого курса.


Приезжал к нам эстрадный ансамбль из станицы Платнировской – репертуар скудноват, но парни весёлые.


Ночью немного попечатал фотки в каптёрке. Сегодня заканчиваются соревнования. Уже определились победители Чемпионата. Нас повели к трибуне принимать участие в награждении, в качестве зрителей.




[ 03.07.75 – аэр. Кореновск – Фейерверком из ракетниц закрывали Чемпионат: В. Балабанов, С. Дубовой, В. Дзюбинский, В. Бакаев, М. Авраменко, В. Кукуев. ]


Чемпионом Первого Чемпионата ПВО по самолётному спорту стала команда Ставрополя. В личном первенстве победил капитан Шепилов с третьей эскадрильи. Ни одной медали не взяли спортсмены из Кази-Магомеда (АВВАКУЛ). Лётчики из Сальян заняли второе командное место. Иноземцев и ещё несколько человек получили звание «Мастер спорта СССР». Вручили грамоты почти всем начальникам нашего сбора «за отличную подготовку и проведение соревнований». Лейтенант Картуз получил кубок от местного райкома ВЛКСМ – «Самому молодому участнику».




[ 03.07.75 – аэр. Кореновск – Награждение Чемпионов. Слева командир нашего учебного полка полковник Ивлев. ]


Глава 7. Полёты и Теория.


Провели предварительную подготовку. Завтра полёты в первую смену. Врач отстранил четырёх человек от полётов – поймал их на улице после отбоя.


Погода пасмурная, полёты начали в половине девятого. Сделали одну заправку – начался дождь, полёты забили. Кравец сейчас «подбрасывает» нас на пневмотренажёре.


В среду я должен был вылететь сам в паре, но Кучеренко не решается меня выпускать. Я к нему в воздухе близко подхожу, он шарахается. Теперь будет меня выпускать командир звена Ноздрачёв.


Седьмого числа у Коки Нагорнова отазала радиосвязь, он нормально зашёл и сел. Мы его потом донимали за то, что он не выпускал ракеты, как положено, а только прошёл над стартом. Из Ханкалы никаких новостей, туда приезжает комиссия из Москвы.


Приехал Волобуев, свеженький, теперь мы его будем «вывозить». В Кореновск приезжает цирк - Инспектор пошёл за билетами, в воскресенье будет представление. Волобуев устроил комсомольское собрание, повестка дня – «сложный пилотаж».


Прошёл дождь, но к обеду полоса должна быть готовой. Провели предварительную, я иду «мотором» (мотористом) на всю смену – не с кем мне летать. Летают по второму варианту, одни маршруты. Вместо 50 минут летают по маршруту 25 – 30. Закончили к шести часам.


Часов в восемь началась гроза, вырубился телевизор, потом свет. Часа полтора продолжалась эта кутерьма, молнии сверкали непрерывно, гремел гром.


Довели, что произошло в Ханкале – причин катастрофы не установили, но выяснили, что курсант три дня подряд, вернее три ночи, был у одной «кадры», ну и уставший полетел.


Сегодня приехал преподаватель Тактики из училища. Он сам признался, что будем проходить по авиационному – час за два, всего 34 часа. В столовой какой-то «переворот» - в массовом порядке меняются официантки и повара. Жарко, иногда «втихоря» ходим купаться на ближайший пруд.




[ Август 1975 – аэр. Кореновск – Поход на ближайший пруд. ]


Сегодня стартуют «Союз» и «Аполлон»! Полёты забили после третьей заправки, прилетел Полтавцев. Завтра будет разбор с ним происшествия в Ханкале. Я вылетел парой, выпускал меня Ноздрачёв, ведущим в тренировочном был комэск Осецкий.




[ Август 1975г – Кореновск - На местном пруду – Е. Ягин, В. Гвозденко, В. Балабанов, Г. Чергизов, А. Горошко. ]




[ Август 1975г – Кореновск - Командир нашего звена капитан Ноздрачёв с нами на рыбалке, варим уху. ]


Разбор проводили в классе аэродинамики. Полтавцев рассказал, какие существуют версии: 1-ая – курсант Комаров потерял сознание; 2-ая – встал двигатель; 3-я – отказ матчасти. Но толком никто не знает. Когда Полтавцев кончил, то спросил, есть ли у кого вопросы к нему. Я заулыбался, он поднял меня:


— Что смеёмся, формализм, мол, да?


Сегодня мы тоже не отлетали всю смену – в СКВО (Северо Кавказский Военный Округ) начались учения. Женя Шманёв собрался в Кореновск и наткнулся на дежурного по гарнизону. Теперь будет отрабатывать.


Начали «изучать» Тактику. За четыре первых часа занятий прошли что-то около 16-ти часов. В воскресенье будут практические занятия с применением взрывпакетов и холостых патронов.


Кравец попросил своих принести яблок из сада, они пошли и по дороге наткнулись на Осецкого. Он им предложил выбор – или по трое суток, или вспахать аллею – там метров 60. Выбрали аллею.


Вечером по телевизору смотрели стыковку Аполлона и Союза. Это произошло в 19.10.




[ Август 1975г – В центре Кореновска – Шура Панасов, Ваня Ткаченко, Слава Лопатько. ]


Практику по Тактике будем проходить в следующее воскресенье, по крайней мере, нам так сказали. День проболтались впустую, ходили к Осецкому насчёт коллективного купания. Разрешил только идти в кино.


Какой-то мальчишка приехал на велосипеде, взяли у него его на прокат и колесили по казарме, выписывали восьмёрки.


Идём в кино «Парижские тайны». Жара страшная, плаваем в поту. Завтра летаем в первую смену, я вылетаю по 15-му Упражнению.


Вчера ходили в ДК на концерт ВИА «Янтарь» из Краснодара, неплохой концерт посмотрели. Говорят, что они лауреаты конкурса «Молодые голоса – 74».


Торчал в оцеплении три заправки, читал «Титан» Драйзера, не заметил, как пролетело время. За мной на ТЗ приехал Обухов, вместо меня уже вырулил Дзюбинский, но его вернул РП – запросил номер борта, а борт не его. Полетел на допуск с Ноздрачёвым, тот пытался от меня добиться бочки, хотя в 15-ом её нет. Короче, вылетел сам, без приключений.


Швец нарисовал портрет девушки, рисовал с фотографии, которую брал у Зверева. Теперь Зверев предлагает за портрет Швецу 20 рублей, тот не соглашается.


Погода не балует – облачность, но полёты не забили. Летал вторую заправку в зону – видимость ни к чёрту, видишь только под собой. На посадке попутная тяга, да я ещё поздно закрылки выпустил. Короче, «свистел» на посадке на скорости 240.


По полосе и на ЦЗ утром бегают зайцы, к гулу самолётов привыкли, не пугаются. Дзюбинского вчера положили в больницу – у него дизентерия.


Приехал Луканин, будет вместо Карпова, пока тот не придёт из отпуска. Себя он ещё не «показал». Был раз на полётах и всё.


Я с Зайцем отлетал один маршрут и ушёл в оцепление. Ходил на колхозный «стан», это недалеко от аэродрома, там в колодце холодная вода.


Григорян – солдат-писарь третьей эскадры и ещё пара солдат мыли «Запорожец» инструктора Картуза, потом поехали покататься. По дороге в Платнировскую перевернулись - обошлось без жертв, но сорвало двигатель, задний мост погнуло, крыша вмялась.


После полётов наши собрались ехать купаться, Кондрат пошёл к доктору узнавать и сказал, что все водоёмы в окрестностях Кореновска закрыты для купания. Мог бы и не «узнавать».


Луканин устроил общее построение, потом Катрунов (наш доктор) провёл лекцию о венерических заболеваниях.


Я у Ноздрачёва отпросился в город в аптеку. С Кокой пошли на лодочную станцию, взяли лодку, уплыли подальше и купались. В аптеку пошёл в три часа, сказали, что готова «микстура» будет в шесть часов. Это время протянули в кино, смотрели «Вторую истину» и сидели в читальном зале в ДК.


Сегодня Вовенок должен был вылететь по 16-му, но увы - теперь, наверное – завтра. Я отлетал три зоны с Зайцем, одни бочки и перевороты, к концу третьей зоны мне уже надоело. Часто, возвращаясь из зоны, проходили над Кореновском, Зайцев брал управление и заваливая то левый, то правый крен, высматривал в центре Кореновска пивную бочку, он была там не всегда. Если бочка была на месте, настроение у нашего инструктора заметно поднималось. Это отражалось и на замечаниях за полёт.


На полосе летают стаями ласточки и вороны С Зайцем гоняли их по нейтральной полосе струёй от двигателя. В нашей эскадре уже 30 человек вылетели по 17-му Упражнению, в третьей только трое.


За Дальним Приводом поспели арбузы, солдаты туда уже наведываются, надо будет и нам как-нибудь сходить.




[ Август 1975г – аэр. Кореновск - Практические занятия по тактике … «авиации ПВО». ]


Сегодня «практика» по Тактике. Отвезли нас за полосу. Мы наступаем, третья эскадра в обороне, капитан выдал каждому по шесть холостых патронов и взрывпакеты. Наступаем с карабинами наперевес. Расстреляли патроны, взрывпакеты оставили на потом. У Обухевича пилотка сгорела вместе с шашкой. Вспотели все после этого боя, да ещё жара приличная. Третья эскадра уже уехала на обед. Капитан приехал за нами, уломали его съездить на пруд, искупаться. Полдня чистили карабины. Осецкий ушёл в отпуск, за него остался зам Капаев.


Капаев, мужик интересный. Говорит всегда громко, напористо. Всё время убеждает нас, что лётчик-истребитель – это особенный человек, таких в мире всего 50 тысяч!


— Вы должны соответствовать этому! Для вас не должно быть ничего невозможного! Надо в непогоду взлететь, - должен взлететь! Надо одному навстречу звену врага вылететь, - должен лететь без колебаний! Всё, что угодно! Надо крысу съесть, - должен съесть!


И слова его были убедительными и ложились на «благодатную почву». И мы готовы были «соответствовать» и хотели этого!




[ Август 1975г – аэр. Кореновск - После «тактики». ]


Приехал из Ставрополя подполковник Дмитриев, будет вести занятия по Метеорологии. Он оказался очень покладистым. Перед обедом, а обед был где-то в три часа, осмотрели метеостанцию, час читал лекцию. После обеда пришли в класс, переписали по три вопроса и всё. Сдали листки вместе с зачётками. Вечером принесли зачётки – «зачтено»!


Приехали ШБУшники на стажировку – худые все как велосипеды, будут здесь месяц. Ганюшкин из Кореновска, Пшёнкин из Тихаса и ещё трое.




[ Август 1975г – аэр. Кореновск – Мы с Вовенком. ]


Идут дожди, выходим на полёты. Капаев обнадёживает – даёт по часу ЦУ (Ценные Указания) и … не летаем.




[ Сентябрь 1975г – аэр. Кореновск - Е. Ягин, В. Макушев, Е. Шманёв, А. Панасов, Г. Чергизов, … ]


Устроили нам ПДСники парашютные прыжки, вроде дело уже привычное, - не в первый раз, но, что интересно, - как-то желания прыгать всё меньше и меньше. Смотрю, инструктора вообще от ПДСников «бегают». Нам приходиться отдуваться и за них, нужное количество прыжков должно быть!




[ Сентябрь 1975г – аэр.Кореновск - Кока Нагорнов ждёт инструктора. ]


Вчера на вечерней проверке Сухой «объявил», что в ДК висит объявление о «Встрече молодёжи Кореновска с воинами лётной части», будет это второго августа, а мы слышим об этом впервые. Узнали новость – Демченко, нашего «любимого» Дёмы больше в училище нет. Кажется, ушёл на пенсию. Сейчас здесь комиссия из училища, один полковник «гонял» Сапу по кабине. Пашков учится летать на «Пчёлке» - летает по кругу.


Как-то после обеда собрались мы втроём, вся наша лётная группа, – Вовенок, Трифон и я сходить на арбузы. Вовенок уже разведал, где именно уже есть спелые. Вообще-то вокруг полно бахчей, с воздуха хорошо видно, но не хочется нарваться на неспелые. Арбузный сезон только начинается, завтра первое августа. Вовенок повёл через какие-то посадки – короткой дорогой. Оказалось, недалеко. Поле большое, никого нет, арбузов полно. Крупные, зелёно-полосатые. На первый арбуз набросились, как с «голодного края». Сочный и сладкий, достаёт «до ушей». На втором мы уже выдохлись – не лезет больше, зараза. Здоровые арбузы. Отдохнули. Решили взять один с собой. Выбрали огромный, тащили по очереди. Есть у нас в городке столовский ледник, там в большой яме сложен в несколько слоёв лёд и сверху засыпан толстым слоем опилок. Наряд со столовой берёт там лёд, и мы имеем в соловой в жару холодный компот. Так вот, уложили мы наш арбуз в этот ледник и пошли в казарму.




[ Сентябрь 1975г – аэр. Кореновск - Командир звена капитан Ноздрачёв. ]




[ Сентябрь 1975г – аэр. Кореновск - Ждём погоду. ]


На следующий день идёт предварительная подготовка на улице в «летнем классе». Жарко, солнце палит. Во время перерыва идём нашей группой к леднику, достаём свой арбуз, устраиваемся вокруг него в предвкушении, вытирая пот. Вовенок режет арбуз пополам, тот сразу лопается на две половинки, и мы видим ярко красную мякоть арбуза, с крупными, искрящимися на солнце крупными каплями сока на срезе. Пробуем его – холодный и сладкий арбуз тает во рту. Такого арбуза я ещё никогда не пробовал, да и потом тоже.




[ Сентябрь 1975г – аэр. Кореновск - Кока Нагорнов и его инструктор Бочарников. ]




[ Сентябрь 1975г – аэр. Кореновск – Перед разлётом. ]


Вышли на полёты, проторчали там три часа бес толку – облачность. Убрались восвояси – проводить предварительную подготовку. Уже проводили её раз пять и ни разу не летали. Пошёл дождь, вторая смена тоже не летает.




[ Сентябрь 1975г – аэр. Кореновск – Взгляд на ведомого. ]




[ Сентябрь 1975г – аэр. Кореновск – Под нами Кубань. ]


КЗ «дрючит» Артюхова за подъём, отстранил его от полётов на неделю. По ошибке «вздрючил» и Инспектора, спутал его с Даниловым.


Вовенок со Шманёвым притащили от «Егорки» арбузы команде, которая выиграла в волейбол. После отбоя смотрели телевизор. Кондрат пришёл – разбушевался, перевернул стол, раскидал домино.


На аэродроме ещё грязь, но полоса готова. Вышли на полёты, начали на час позже. «Поругался» с Дубовым. Уже второй раз, подобное было в Слепцовке. Волобуев летал с Гаврилой, где-то над точкой чуть не столкнулись с Пушкиным. В зонах стоят облака, кое-где есть просветы. Прилетел Ли-2 за инструкторами, повезёт их в Ставрополь на выходные к семьям. На этом же самолёте хотят отправить в училище Крагеля и Швеца. Крагель, кажется, написал рапорт, что ему плохо в зоне. Из Тихорецка привезли какой-то ансамбль. В 8 часов пошли в ДК на «встречу с молодёжью». В ДК устроили танцы до одиннадцати часов. Назад приволоклись где-то в двенадцать ночи.


Глава 8. Прощай Л-29 – Здравствуй отпуск.


Отпуск у нас в ноябре, Все готовятся – кто-то покупает гражданку, кто-то чемодан, подарки домой – по нашим возможностям, конечно. Я решил пошить в ателье брюки и рубашку, так дешевле. Многие заказывают. Бродим по Кореновке. Частенько встречаем в магазинах нашего коменданта прапорщика Егора Петровича с группой солдат. Оказывается, он каждому своему солдату-«дембелю» покупает «гражданку», чемодан, подарки для родителей. Уникальный человек, мы много о нём разного слышали. Был он комендантом аэродрома, в его обязанности входило поддержание аэродрома в «боевом» состоянии и обеспечение полётов всем необходимым, заправкой самолётов топливом и воздухом. Были и машины АПА для запуска самолётов и даже пожарная машина. В подчинении у него был комендантский взвод солдат, человек двадцать или тридцать, наверное.


Егор Петрович был человеком хозяйственным. Всё пространство на аэродроме, кроме основной и запасной полос, было чем-нибудь засажено. Рос у него и ячмень и подсолнух, кукуруза и всякое разное другое. Потом весь урожай продавался. Его солдаты не знали покоя. Они обслуживали полёты, а потом работали на «плантациях», косили сено, перевозили его даже на АПА. Солдаты его никогда не были замечены в каких-либо «происшествиях». Во-первых, держал он их в ежовых рукавицах, во-вторых, им было просто некогда. А в-третьих – зарабатывали они на этом. Знали точно, что по «дембелю» получат они Егора Петровича «дембельский комплект» и энную сумму денег. Конечно, и сам Егор Петрович зарабатывал на этом, но кто «бросит камень» в него…


Говорили про него и ещё более интересные вещи. Что он был вроде коменданта на этом аэродроме ещё до Великой Отечественной Войны, а потом и при немцах. По крайней мере, ходят такие разговоры, из песни слов не выбросишь… Потом, говорят, отсидел десять лет и снова вернулся на аэродром.


Кстати, когда поспевали на аэродроме семечки, мы во время полётов набирали их, насыпали в рукав старой гимнастёрки и одевали на выхлопную трубу АПА. Через несколько минут, получали отлично прожаренные семечки.


Много времени мы, конечно, проводили на полётах, в квадрате. И там происходило много интересного и весёлого. Однажды Витя Бобровский надраил свой шлемофон накануне сапожным кремом до шедеврального блеска, они у нас были бэушные, потёртые. Короче, непрезентабельные. И Витя решил это дело поправить. Щеголял он в квадрате гордо своим блестящим шлемофоном. Но это щеголял он утром, пока было прохладно. А когда, после заруливания, он вылез из жаркой кабины, то предстал пред всем хохочущим народом со стекающими остатками сапожного крема по лицу и комбезу.


Надо сказать, что по-старому ещё называют - станица Кореновская. И город Кореновск говорят, и просто Кореновкой называют. Из когда-то, наверное, небольшой станицы, выросла Кореновка, благодаря благодатному краю, под Кубанским солнцем в город Кореновск. Здесь в центре был большой универмаг, двухэтажный ресторан, огромный Дворец Культуры, такого и в Ставрополе нет. В Кореновске был сахарный завод и Молочный комбинат.


С молочным комбинатом отдельная история – как-то послали отцы-командиры группу курсантов на этот комбинат поработать на разных несложных работах, чтобы заработать на асфальт для нашего городка. Попал в эту группу и я. Было нас 16 человек. Привёз нас на машине кто-то из офицеров, передал с рук на руки какой-то тётке и уехал, сказал, что приедет за нами вечером. Поставила эта тётка нас на погрузку каких-то коробок в вагон. Начали мы таскать эти коробки и вскоре обнаружили, что в них банки со сгущёнкой. Конечно, мы тут же стали извлекать по одной банке из коробки и распихивать по карманам. По очереди мы «задерживались» в вагоне и, проделав первой попавшейся железкой две дырки в банке, жадно высасывали сгущёнку.


Повела нас тётка на другой участок. Идём мы куда-то по разным узким коридорам и вдруг, видим, как из отверстия в стене по узкому жёлобу катятся маленькие железные баночки и исчезают в таком же отверстии в противоположной стене. Нас это сильно заинтересовало, мы остановились. Сначала просто разглядывали, потом начали эти баночки хватать и распихивать по карманам. Тут выглядывает какая-то тётка из соседней двери, видит, что мы делаем, смеётся и зовёт нас. Заходим мы в помещение за дверью и видим, что у стены сидят тётки перед ними железный ящик с маслом, туда падают из стены баночки, они их берут, уже покрытые слоем масла и складывают в коробку. Вот у них этот поток баночек из-за нас прекратился и одна из них пошла узнать, в чём дело и увидела нас. Оказывается, в этих баночках тоже сгущёнка, по 25 грамм и идут они в паёк пограничникам. Предложили нам тётки взять ещё этих баночек, но нам их уже и класть было некуда, карманы мы уже забили в вагоне.


Тут вернулась за нами и наша тётка, что вела нас на новый «участок работ», потеряла нас. Привела она нас на второй этаж в большое помещение. Там по стенам были сложены штабеля разных мешков, а посередине из пола выступали три как бы куба с люком посередине, и в каждый люк сверху «смотрела» довольно толстая труба. Наша задача состояла в том, чтобы носить от стены мешки с сахаром и ссыпать в эти люки, туда же набирается из трубы молоко. Там на первом этаже огромные резервуары, в которых и «получается» сгущённое молоко, а в один из трёх люков мы ещё сыпали из бумажных мешков какао-порошок. Там «получается» какао со сгущённым молоком.


Поруководила нами тётка, объяснила, куда сколько мешков и каких насыпать, налила туда сколько надо молока и ушла. Мы работаем, мешков насыпать надо много. Они довольно тяжёлые, кроме какао. Работаем добросовестно, вспотели. Тут приходит «наша» тётка с двумя вёдрами, в одном сгущённое молоко, а в другом обычное. Даёт нам пустые баночки для сгущёнки. Мы начинаем черпать сгущёнку из ведра, но пока не поймём, зачем обычное молоко. Вскоре сгущёнка в нас уже не лезет и тут мы начинаем её запивать обычным молоком.


Работали мы на этом комбинате несколько дней, привозили в казарму каждый день столько сгущёнки, сколько могли унести с собой с комбината. Уже кажется и в казарме все наелись этой сгущёнки. Ну, а мы, «командированные», на неё и смотреть уже не могли. В последний день нашей «командировки» привезли мы с комбината два бумажных мешка какао. Один отдали инструкторам, а другой в столовую. Один раз сделали нам в столовой какао и больше мы его не видели…


Память о себе оставил у нас Кореновский молочный комбинат очень долгую – я много лет после того не мог есть сгущёнку, она мне казалась горькой. Удивляюсь, как мы не «сорвали» желудки.


Октябрь месяц, мы уже чувствуем себя «заправскими пилотами», порассекавшими небесные просторы Кубани. Уже запросто летаем на пилотаж в зоны, парами, даже по системе. А тут ещё и по маршруту. Правда приходится перед каждым полётом по маршруту получать «визу» штурмана эскадрильи, отстояв очередь из таких же, страждущих. И не всегда с первого захода. Майор Пронин был мужиком не вредным, но въедливым. Проверял всегда и карту, и наколенник. И вот, однажды, перед тем, как идти за заветной «визой», Шура Панасов, в миру имеющий ещё и прозвище, Борман, небрежно бросив на стол в квадрате свой наколенник, отошёл в сторонку. Как можно было упустить такой момент!? Тут же в его наколеннике был расписан маршрут – Берлин – Франкфурт – Мюнхен, как положено, с курсами и временем. Какой же ещё маршрут должен быть у Бормана!? Вот с этим маршрутом в НПЛ и попёрся Шура к Пронину…


Появилась у нас при самостоятельных полётах по системе такая фишка, - выполнить полёт «без ручки», то есть, кроме взлёта и посадки весь полёт не трогать ручку управления. По крену следовало управлять педалями, а по тангажу – триммером руля высоты. Пробовали все, кто меньше, кто больше. После полёта делились своими «успехами». Конечно, свидетелей не было, можно было и наврать. Но, кто пробовал это делать, сразу бы почувствовал фальш. Дошли до того, что взлетали «без ручки». Элка, самолёт послушный и многое прощает. Умудрялись фотографировать даже на взлёте. У меня есть фото, где я снимаю ВПП впереди себя и на снимке виден неубранный ещё механический указатель выпущенного положения передней стойки шасси.




[ Сентябрь 1975г – Фото на взлёте, …шасси ещё не убраны. ]




[ Сентябрь 1975г – Кореновск с воздуха. ]




[ Сентябрь 1975г – Кореновск с воздуха. Вдали наш аэродром. ]


Наконец – получили отпускные билеты, проездные требования, деньги. Вокруг Белькова собирается небольшая команда: Овчинников Славка, Валезнев, Стеша, Артюхов и ещё кто-то – едут все вместе к Белькову на свадьбу. Куда-то на Урал, знаю только, что в деревню Трошково. Свадьба 31-го октября. Можно будет пить и «никого не бояться»!




[ 31.10.75 – д. Трошково – На свадьбе Лёши Белькова. ]


К Юре Березину в Адлер в гости собрались ехать Валера Махиборода и Кока Нагорнов.




[ 27.10.75 – аэр. Кореновск – Наши инструктора. ]


27-го октября нас отпустили. Сразу на вокзал. Еду поездом в Грозный, в Тихорецке пересадка. Билетов нет. Показал кассирше через окошко пять рублей. Она молча открыла своё окошко, забрала мои 5 рублей и выдала билет. Решил по пути заехать к родственникам, сделал остановку в Серноводске, это в шестидесяти километрах, не доезжая до Грозного. Кстати, сразу за Слепцовкой. Погостил там два дня и пригородным поездом Беслан – Грозный приехал в Грозный.


Походил по друзьям-одноклассникам, все при деле – в основном учатся. Но некоторые и работают. Вот, друг мой, Колька Мельничук, поступил в Грозненский Нефтяной институт, на геологоразведку, проучился пару месяцев и бросил. Говорил, что тошно ему от этой учёбы. Пошёл в армию, уже отслужил два года, работает на экскаваторе, прилично зарабатывает – всем доволен. А Саня Смирнов как поступил в тот же Нефтяной на «геофизику», так и тянет там лямку. А Шамиль Алиев, тот наоборот, не поступил сразу после школы, работал водителем автобуса, успел жениться, но потом поступил в ЧИГПИ (Чечено-Ингушский Государственный Педагогический Институт) на исторический факультет. С Колькой пошли в нашу пятидесятую школу, вспомнили «прошлое», фотографировались.


Отец живёт в доме один – продаёт его. Мама с бабушкой, братом Сашей и сестрой Розой уже уехали во Фрунзе к родственникам, решили туда перебраться. Я 13-го ноября поехал к ним. Поездом ехать трое суток с двумя пересадками – в Астрахани и Кандагаче. Ещё из Грозного я звонил с переговорного пункта в Гурьев своей тёте Ирине. Договорились, что встретимся на вокзале. Мой поезд идёт через Гурьев. Когда я вышел в Гурьеве на перрон, моя тётя предложила мне сделать у них «остановку» - оказывается, можно сделать на вокзале отметку в билете и потом продолжить поездку по этому-же билету. Так я и сделал. Погостил у родственников, переночевал и на следующий день продолжил свой путь.


Пейзаж за окном довольно однообразный – степь, почти пустыня, редкие верблюды и редкие станции, снега ещё нет. В вагоне всю ночь пили вино дембеля, только вино. Как заканчивалось, на первой же станции покупали ещё. По приезду во Фрунзе, проводница вытаскивала пустые бутылки ящиками. Нашёл своих родных я в Аламедине, это район города Фрунзе, на на выезде в сторону Алма-Аты. Здесь тепло, ярко светит солнце. Много фруктов. Ездил к родственникам в Алма-Ату, побывал на катке Медео. Там, в горах полно снега, и это рядом с Алма-Атой.


27 ноября отбываю в Ставрополь, самолётом через Баку в Мин-Воды. Там автобусом в Ставрополь. Всё, отпуск закончился.




[ Ноябрь 1975г – г. Сочи – Н. Нагорнов, Ю. Березин, В. Махиборода. ]



ПРЕДЫДУЩАЯ | К ОГЛАВЛЕНИЮ






Вы должны войти в систему, для того, что бы оставлять сообщения.. Нажмите сюда для регистрации либо войдите в систему под своим именем пользователя. здесь чтобы зарегистрироваться

При цитировании ссылка на сайт СВВАУЛШ обязательна.